Казахская письменность


Баянжурекское письмо. Надпись на скале в Талдыкорганской обл. (открыта в 1971 г.) Не вызывает сомнений бытование в прошлом наряду с устным народным творчеством, пускай даже не в таком объеме, письменной литературы в виде поэзии. К великому сожалению, сведения о ней весьма отрывочны и дошли до нас недостаточно полно в силу исторических обстоятельств. Волны завоеваний, прокатывавшиеся по евразийскому поясу, опустошали землю. Захватчики уничтожали культурные ценности, в первую очередь книги, обрекая людей на историческое беспамятство. Уцелевшие рукописи были утеряны временем, и теперь о бытовавшей в прошлом письменности мы можем судить только по «каменным книгам». Сохранившиеся памятники пиктографического картинно-синтетического письма, идеограмм, древнетюркской рунической письменности, арабописьменных источников требуют досконального изучения. Без этого история мировой цивилизации могла бы предстать перед нами далеко не в полном объеме.

Узунсуское письмо. Надпись на камне в Жамбылской обл. (открыта в 1963 г.) Китайский путешественник Чжан Цянь, проживший в общей сложности 13 лет (140—127 гг. до н. э.) среди усуней, кангюй-кангаров и других племен, сообщает, что у них была своя письменность. В районах, указанных путешественником, впоследствии выявлено 15 памятников, известных в науке под названием «таласские руны». Один из них, т. н. «Таласский камень», относящийся к V—VII вв., был открыт в 1896 году В. А. Каллауром. Надпись на камне гласит: «Имя его — Чур, от вас тридцать огланов (сыновей), от выгод и благ (мира) он отделился (т.е умер) ... жена вдовой осталась» (перевод С. Е. Малова). Другой выдающийся памятник письменной культуры этой эпохи был выявлен в 1963 году в городище Артык (Архук) недалеко от г. Туркестана. На нем было написано, что «в те времена потомство старого Сабука считалось старшим из семи царевичей» (перевод Г. Мусабаева, А. Айдарова).

Сырдарьинское письмо. Надпись на глине в Шимкентской обл. (открыта в 1971 г.) В VII—VIII веках усунями была создана эпическая поэма об Огуз-кагане, подлинник которой, как и другие письменные источники, по-видимому, был уничтожен в 812— 814 годах, о чем свидетельствует факт сожжения древнетюркских книг по приказу предводителя арабских завоевателей Кутайбе. Последняя редакция этого выдающегося литературного произведения была составлена в XI—XII веках и хранится в фондах Парижской национальной библиотеки. После принятия мусульманства в Казахстане распространяется арабская письменность. Находки такой письменности на черепках глиняной посуды в виде изречений из Корана, благопожелательных надписей на керамических и бронзовых сосудах были сделаны при раскопках средневековых городов. Этот период совпал с деятельностью выдающегося ученого-энциклопедиста Абу Наср аль-Фараби, родившегося в городе Васидж в округе Фараб — Отрар.


Абу Наср аль-Фараби (870-950 г.г) Отсюда великого отрарца именовали Фараби, а с арабским артиклем аль-Фараби. Первоначальное образование он получил в городе Отраре, славившемся тогда как центр науки и культуры, по некоторым данным, на кыпчакском языке, под которым подразумевается один из диалектов древнетюркского. Словари этого языка под названием «Китаб ат Тухва аз Закия фи-лугат-ат Туркия», «Китаб Булгат Аль-Муштах фа-лугат ат-Турк-з-Ал-Кыпчак», «Кодекс Куманикус» сохранились до наших дней. Некоторые кыпчакские источники, написанные армянским алфавитом, хранятся в известном всему миру хранилище древних рукописей «Матенадаран» (Армения).

Юсуп Баласагуни (1018-1070 г.г) Аль-Фараби написаны трактаты (рисала) по правописанию, каллиграфии, стихосложению, риторике, великолепные философские стихи (рубай). Его знаменитый «Большой трактат о музыке» переведен на многие языки мира. Из той же тюркско-кыпчакской среды, что и Абу Наср аль-Фараби вышла впоследствии целая плеяда замечательных поэтов, писателей, ученых-историков. Назовем хотя бы некоторых из них. Это — Юсуп Баласагуни, Жемаль аль-Туркестани, Шамси Тарази, Ахмет аль-Югнаки, Ходжа Ахмед Ясави, Кадыргалий Джалаири, Хайдар Дулати и другие.

Ходжа Ахмед Ясави (1103-1166 г.г) Написанная Юсупом Баласагуни (1021—?) на карлукско-кыпчакском языке поэма «Кутатгу билик» («Основа благоденствия — знание») является по существу философским трактатом о политике, государственном управлении, военном искусстве. Мистико-религиозное содержание творчества другого тюркского поэта и проповедника суфизма Ахмеда Ясави (ум. 1166 г.), написавшего свои стихи в отличие от других восточных авторов той поры на кыпчакско-огузском диалекте древнетюркского языка, вызывало сочувствие к бедным, обличало жадность и лицемерие служителей культа, предостерегало людей от вражды с иноверцами:

"Пророка есть такое завещанье:
Нечаянно столкнувшись с иноверцем,
Зла не чини ему. Людей с жестоким сердцем
Не любит бог, за гробом наказанье
Жестоких ждет: им придется
Томиться в темнице,
Совет такой я слышал от мудрейших,
Теперь его я вам передаю..."

Мухаммед Хайдар Дулати (1500-1551 г.г) Одним из выдающихся памятников позднесредневековой литературы является книга «Тарихи Рашиди» Хайдара Дулати (1500—1551), в которой с исчерпывающей полнотой сообщается о происхождении казахов, об их первых шагах на мировой арене, месте и образе жизни. Следы арабописьменных памятников встречаются и в архитектуре караханидского периода, например, на мавзолеях Бабаджи-хатун, Айша-Биби (X—XII вв.) близ Тараза. Надпись на колонне последнего гласит так: «осень, тучи... жизнь прекрасна...» (перевод А. М. Беленицкого). Исполненная арабским письмом эпиграфика комплекса мавзолея-мечети Ахмеда Ясави в г. Туркестане нередко представляет собой законченное художественное целое — фриз или панно. В эпиграфике используется множество почерков, выполненных на дереве, металле, майолике, в кирпичной мозаике и в камне. Зачастую надпись входит в узор, состоящий из геометрических и растительных мотивов, сливаясь с ним в единую орнаментальную композицию.


Наскальные рисунки в урочище Тамгалы Помимо бесконечного множества различных канонизированных стихов, от коротких восклицаний во славу аллаха и пророка Мухаммеда, заполнивших все плоскости стен, арок, оснований куполов, до систематизированных коранических фрагментов, надписи на памятнике содержат целый ряд имен мастеров, принимавших участие в строительстве, а также датировки выполнения отдельных видов работ, что вводит в науку ценный документальный материал. А на т. н. Карсакпайском камне, выявленном в Улытауских горах (Центральный Казахстан) и переданном на хранение в Петербургский Эрмитаж, мы читаем, что «в год овцы средний месяц, султан Туране Тимурбек шел с двумястами тысяч войск, имени своего ради, по кровь Токтамышхана и, достигнув этой местности, он воздвиг этот курган, дабы он был знаком...»

Абай Кунанбаев на джайляу Объединение степных племен, родов в единое целое, завершившееся образованием и значительным укреплением к началу XVI века казахской государственности, вызвало потребность в составлении жарлыков — указов, распоряжений на общедоступном разговорном языке и ведении делопроизводства. Так входит постепенно в жизнь страны общенародный казахский язык, сложившийся на основе кыпчакского диалекта древнетюркского языка. Впервые записываются народные эпосы, героические сказания, создаются такие письменные памятники, как «Сборник летописей» Кадыргалия Джалаири (1530—1605), свод законов «Жеты жаргы» и др. Однако казахский язык, хотя и имел некоторые письменные традиции, базировавшиеся на лучших приемах народного стихословосочинительства, о чем свидетельствует творчество таких деятелей литературы позднего средневековья и нового времени, как Джалаири, Майлы Кожа, Мадели, Шади-торе, до уровня общенационального литературного языка поднялся значительно позже, благодаря Абаю Кунанбаеву (1845 — 1904), Ибраю Алтынсарину (1841 — 1889), Шакариму Кудайбердиеву (1858 — 1931), Ахмету Байтурсынову (1873 — 1937), Спандияру Кубееву (1878 — 1956), Султанмахмуду Торайгырову (1893 — 1920), Магжану Жумабаеву (1893 — 1938), Жусупбеку Аймаутову (1889 — 1931), Сакену Сейфуллину (1894 — 1938), Мухтару Ауэзову (1897 — 1961).

Узбекали Джанибеков

Республика Казахстан на карте