Казахская танцевальная культура


Праздник в юрте С музыкальным фольклором, свадьбой и сватовством, сопровождавшими их обрядовыми песнями, танцами, с играми-состязаниями, пантомимой непосредственно связана самобытная танцевальная культура казахского народа. Хотя многие канонические формы древних плясок не дошли до нас, в памяти народной остались их сюжетная тематика, традиционные увлечения многих поколений, идеалы танцевальной пластики, ибо этот вид искусства у казахов никогда не ограничивался определенной, раз и навсегда выработанной системой жестов, движений и «механикой» танца. Изучение фольклора, памятников материальной культуры, письменных источников, лексикона самого казахского языка дает основание утверждать, что танцы, будь это — шаманские, плясовые или игровые состязательные, сопровождали весь процесс развития казахского общества с глубокой древности до наших дней, обогащая его духовную культуру. Сохранились некоторые народные танцы, в которых прослеживаются мотивы жизненного уклада казахов в прошлом.

По сюжетной направленности, характеру и манере исполнения казахские танцы можно подразделить на следующие группы:

Ритуально-обрядовые — «Баксы ойыны», «Айкосак» (пляски баксы), «Жезтырнак» (пляска ведьмы), «Буынби» (танец суставов), «Жар-жар» (пляска с одноименной ритуальной песней), «Коштасу» (прощание невесты с подругами), «Айда, былпым» (танец молодухи), «Келиншек» (танец молодухи с парнем), «Шалкыма» (танец на каблуках);

Воинственно-охотничьи — «Сайыс» (поединок), «Акат» (танец по мотивам древней мужской пластики), «Клышпан-би» (танец с саблей), «Мерген» (танец с луком), «Коян-буркут» (заяц и беркут), «Кусбеги — дауылпаз» (танец с ловчей птицей и дауылпазом);

Бытовые подражательные — «Ормек-би» (танец ткачей), «Ортеке» (танец козла-прыгуна), «Каражорга» (бег иноходца), «Тепен-кок» (бег скакуна);

Массовые — «Алка-котан» (бок о бок), «Алтынай», «Кербез-би», «Ыргакты», «Каз-катар», «Балбраун», «Утыс-би», «Кокпар», «Косалка», «Шашу» и др.

Народный танец Айкосак Наиболее характерными особенностями казахского танца, исполняемого под аккомпанемент домбры, кобыза, дангры, являются экспрессивность исполнения, резкость движения, подвижность суставов, собранность корпуса в мужских танцах, гибкость талии, пластика рук — в женских. Специфичными были пляски на коне, доступные лишь более одаренному танцовщику, джигиту-наезднику, а также ночные хороводы вокруг костров у алтыбакана — переносных качелей и т. д. Не прибегая даже к историческим аргументам, в качестве доказательства против бытующего в среде некоторых специалистов мнения, что казахский народ в прошлом не имел своего танцевального искусства, можно указать прежде всего на наличие в казахском языке слов «би» — танец, «билеу» — танцевать, в арсенале музыкального фольклора так называемых «би-кюйев» — танцевальных ритмов. В этом отношении нельзя не согласиться с мыслью Л. Сарыновой о том, что «старинные народные пляски, следы которых удалось обнаружить не так давно, являлись не «зачатками примитивного танца», как часто называют их в наше время, и не «элементами танцевальности», а самобытным танцевальным искусством, выразительные средства которого определялись уровнем культуры патриархально-феодального общества». Искусством танца в прошлом владели в совершенстве многие певцы-импровизаторы, например, знаменитый певец Берикбол Копенов, прозванный Агаш-аяком (деревянной ногой), за умение танцевать на ходулях, Шашубай Кошкарбаев, Жунусбек Жолдинов, Карсак Копабаев и другие. Они были желанными на всех празднествах, ярмарках, где устраивались театрализованные танцы с пением, танцы-игры, показывающие силу и ловкость плясунов, представления, пронизанные пантомимой и шутками.


Казахский народный танец Автору этих строк посчастливилось видеть выступление одного из старейших народных танцовщиков в 1966 году. В числе других на свадьбу сына одного из моих давних знакомых в Алма-Ате был приглашен и я. В разгар свадебного торжества, войдя в зал, в котором веселилась молодежь, обратил внимание на старика, наблюдавшего, прислонившись к стене, за «движениями-танцами» парней и девушек, исполнявших, кто как мог, рок-н-ролл и твист. В какое-то мгновенье, недовольный весьма непристойными, по его мнению, движениями танцующих, старик вышел в центр площадки и сам стал плясать, представляя публике какой-то незнакомый танец. Своими движениями и мимикой он изображал устремленный полет и охоту беркута — древнего символа мужества и благородства, его гордо посаженную голову, грозный взгляд, стальные когти, размах крыльев. Это был известный в павлодарском Прииртышье народный акын Жунисбек Жолдинов. Так я познакомился с этим удивительным человеком, талантливейшим представителем народных танцовщиков. В тот вечер он нам показал рисунки и основные движения таких старинных танцев, как «Айкосак», «Жезтырнак», «Клышпан-би», «Бала-буркут», «Казахско-калмыцкий танец», «Кусбеги», «Алка-котан» и др.

Казахский народный танец Более того, в отличие от некоторых других мусульманских народов, казахи имели в прошлом парные танцы, исполняемые юношей и девушкой, например, «Келиншек», «Коян-буркут», плясовую песню «Кто знает, о чем вы» и др., хотя специальных школ по танцам в степях, разумеется, не было. Как свидетельствуют письменные источники, отдельные роды, племена имели своих мастеров-танцовщиков (кулар) на положении придворных шутов, забавников — комиков, трюкачей типа узбекских «маскорапазов». Мне довелось услышать однажды в Шимкенте, на вечере-диспуте из уст самого Мухтара Ауэзова об искусстве исполнителей народного танца «Ортеке», бытовавшего, по всей вероятности, у казахов и их предков с незапамятных времен и исполнявшегося странствующими танцовщиками — ортекешилер, изображавшими диких козлов, попавших нечаянно в овраг. Сюжетная линия этого танца прослеживается и на некоторых наскальных рисунках, в легендах и преданиях, дошедших до наших дней.

Узбекали Джанибеков

Республика Казахстан на карте